Главная Швейцарская Конфедерация Экономика и промышленность Швейцарского союза
История
Книги
Новости
2013
1234567
2012
312
Наша кнопка


HistoryLine.Ru logo

Статистика


Экономика и промышленность Швейцарского союза

Религиозная борьба, ослабившая единство Швейцарии, затормозила развитие её экономического благосостояния. В течение XVI в. Швейцарию не раз посещали чумные эпидемии и голод. Только в XVII в. промышленность опять начала быстро развиваться. Особенно благоприятно для неё было то, что Швейцария осталась совершенно в стороне от тридцатилетней войны, задержавшей на много лет экономическое и культурное развитие всей средней Европы. Для Швейцарии она прямо привела только к потере чуждого ей Роттвейля и к признанию её политической самостоятельности Вестфальским мирным договором 1648 г.; но косвенные последствия были неисчислимы. В Швейцарии проявилось и приняло сознательную форму стремление к сохранению нейтралитета в европейских столкновениях — стремление, впоследствии выработавшееся (окончательно только в XIX в.) в форму политической идеи или задачи Швейцарии. В Швейцарии спасались беглецы от религиозных преследований, ища убежища предпочтительно в родственных им по религиозному миросозерцанию кантонах. Тогда же Швейцария стала местом убежища и для политических изгнанников; впоследствии (то же в XIX в.) значение её в этом смысле стало ещё больше и было как бы признано соседними державами (не раз, впрочем, делавшими попытки нарушить это право). Изгнанники-гугеноты принесли в Женеву новые отрасли промышленности. В XVII в. в Швейцарии развилась шёлковая, бархатная, ткацкая, хлопчатобумажная, вязальная (вязание чулок) промышленность; появились в зачаточном виде плетение соломы, изделия из волос (конских; матрацы и т. д.), развившиеся уже в XVIII веке. Этому способствовало большее спокойствие в первой половине XVII в., чем где бы то ни было в Европе, а разорение промышленности у соседей благоприятствовало расширению рынков.

Наряду с этими отраслями промышленности сохранялась и такая, как служба наёмниками в иностранных войсках. Государственные формы не развивались с той же быстротой, с какой шла вперёд экономическая жизнь. Сельские кантоны сохраняли свои демократические формы. В городских кантонах тоже сохранялись старые формы, в основном принявшие ещё более аристократический характер вследствие уменьшения числа старинных родов, прекращения доступа новым людям в бюргерство и образования нового, численно весьма значительного, но политически бесправного промышленного населения. В Цюрихе, Берне и др. городах уже в XVI в. вывелся обычай поголовного опроса населения. Городские советы являлись органами или одних патрициев (Берн), или патрициев и бюргеров, ставших тоже аристократией. Город делал все возможное, чтобы задержать развитие деревни. Устраивая школы и университеты для себя, он запрещал устройство школ в деревне; он предписывал деревенскому люду продавать свои продукты не иначе как в своём городе и не иначе как в нём же покупать изделия городской промышленности. В Берне патриции сохранили за собой до самой революции исключительное право покупать привозимые в город сельскохозяйственные продукты в первые часы после открытия рынка.

Ввиду таких политических условий, противоречия классовых интересов в XVII и XVIII в. обострялись и выражались в бунтах, восстаниях, усилении уголовных преступлений и увеличении суровости казней (квалифицированная смертная казнь введена в Швейцарии позже, чем где бы то ни было, но широко применялась до второй половины XVIII в., когда в других странах Европы она начала уже вымирать). Из более общих бунтов важен крестьянский бунт 1653 года, охвативший Базель, Берн, Золотурн, Люцерн.

Спустя 3 года вспыхнула гражданская война («первая Вильмергенская») между католическими кантонами Швиц и Люцерн и протестантскими Цюрих и Берн, поводом к которой послужило жестокое преследование протестантов в Швице. После сильного поражения, нанесённого бернцам под Вильмергеном, воюющие стороны, при посредстве нейтральных кантонов и иностранных посланников, подписали мирный договор в Бадене, которым был восстановлен status quo. В 1712 г. из-за религиозной вражды снова возникла война между католическими и протестантскими кантонами; последние вмешались в конфликт между аббатом с.-галленским и протестантами Тоггенбурга. Война эта, известная под именем «второй Вильмергенской», окончилась поражением католиков под Вильмергеном и миром в Арау, по которому бернцы получили графство Баден, завладев таким образом южной частью свободных фогтств. Перевес, со времени битвы при Каппеле (1531) принадлежавший католическим кантонам, перешёл к евангелическим кантонам. В общем, однако, религиозная рознь в XVIII в. уже потеряла свой прежний острый характер; зато усилился разлад между различными классами населения, доходивший не раз до открытых столкновений. Почти в течение всего XVIII в. идёт непрерывная борьба между олигархиями городов и деревенской демократией.

В 1707 г. вспыхнуло восстание против олигархов в Женеве (Пётр Фатио), в 1713 г. — в Цюрихе; в 1723 г. майор Давель составил заговор с целью освободить Ваадт из-под владычества Берна; в 1749 г. в самом Берне началось народное движение, во главе которого стал Самуил Генци. Все эти волнения были с жестокостью подавлены. Также неудачно окончились движения в Женеве (1781-82) и во Фрайбурге (революция Шено, 1781-82), где произвол аристократической партии, захватившей в свои руки власть, дошёл до чрезвычайных размеров.

Несмотря на столь сильный внутренний разлад, Швейцария к концу XVIII в. достигла в области промышленности и торговли довольно значительного расцвета. На востоке особенно развилось хлопчатобумажное производство, в Цюрихе и Базеле — шёлковое; на западе сильное распространение получило часовое производство. Развилась значительно и торговля, несмотря на разные запретительные законы, долго стеснявшие свободное её развитие. Мало-помалу швейцарцы из воинственных наёмников, проливавших свою кровь за деньги на службе у иностранных государей, превратились в мирных промышленников и торговцев.

XVIII в. является также эпохой интеллектуального развития и расцвета Швейцарии. Альбрехт Галлер, Бернулли, Эйлер, Бодмер, Брейтингер, Соломон Гесснер, Лафатер, Песталоцци, И. фон Мюллер, Бонне, де Соссюр, Руссо и др. придают этой эпохе особенный блеск, который тем ярче подчёркивает политический упадок страны.

Развал Швейцарского союза

Когда разразилась Великая французская революция, давно уже царившее в Швейцарии глухое недовольство прорвалось наружу. Несомненную роль сыграли при этом распространившиеся уже в Швейцарии идеи Руссо и пропаганда возникшего в 1790 г. в Париже революционного «Гельветического клуба», печатавшего и распространявшего в Швейцарии, несмотря на усиление цензурных строгостей, пасквили и брошюры революционного содержания. Начались движения в Женеве, Нижнем Вале и Ваадте, быстро, впрочем, подавленные. В епископстве базельском возникла в 1792 г. небольшая Рауракская республика, просуществовавшая всего до мая 1793 г., когда она, по желанию самих граждан, была присоединена к Франции. Вскоре началось движение в епископстве санкт-галленском и в кантоне Цюрих, где правительство суровыми мерами по отношению к некоторым общинам, разыскивавшим доказательства своих старых прав, сильно возбудило против себя население.

Между тем отношения между Конфедерацией и Францией становились все хуже и хуже. В 1797 г. Наполеон присоединил к основанной им Цизальпинской республике Вальтелину, Бормио и Киавенну. Так как области эти не были непосредственно связаны с Конфедерацией, то это не послужило поводом к войне, тем более что Конфедерация, чувствуя свою слабость, всеми силами старалась сохранить нейтралитет. Раньше нейтралитет Швейцарии был полезен Франции, защищая в критические моменты часть восточной её границы; теперь существование соседнего независимого государства вовсе не входило в виды французского правительства, особенно Наполеона, думавшего создать из Швейцарии республику по образцу Цизальпинской, чтобы стать таким образом хозяином Альп и иметь в своих руках проходы в Италию.

Вскоре представился и удобный случай для вмешательства во внутренние дела Швейцарии. Изгнанный из Во, по возвращении из России (в 1795 г.), Лагарп и базелец Окс вступили в сношения с французской Директорией с целью добиться с её помощью политического переворота в Во. 28 января 1798 г. французские войска, под предводительством генерала Менара, вступили в Во, объявивший себя за несколько дней перед этим независимым от Берна, под именем Леманской республики. Предлогом для вступления французов послужило убийство двух французских гусаров. Вскоре затем ваадтские общины приняли составленную Оксом и одобренную директорией конституцию единой Гельветической республики, к которой присоединился также и Базель, и таким образом Леманская республика прекратила своё существование. Революционное движение быстро распространилось и в остальных кантонах. Только Берн сохранил своё прежнее олигархическое правление и приготовился к борьбе с французами. Несмотря на храброе сопротивление бернцев, генерал Брюн, заменивший Менара, разбил их и принудил город к капитуляции, причём победителям досталось около 40 млн франков.

Источник: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона (1890—1907)

Швейцарская Конфедерация

Флаг Швейцарии

Герб Швейцарии
История
Статьи
Люди
Города
Цитата

Тот, кто много говорит, редко приводит в действие свои слова. Мудрый же человек всегда боится, чтобы слова его не превзошли его дел.
Китайская пословица