Главная Новости истории 2013 год Июнь На Байкале обнаружены древние наскальные рисунки, ранее не известные ученым
История
Книги
Новости
2013
1234567
2012
312
Наша кнопка


HistoryLine.Ru logo

Статистика


На Байкале обнаружены древние наскальные рисунки, ранее не известные ученым

Весенняя экспедиция «За уходящим льдом -2013» на яхте "Ариадна" под флагом Иркутского отделения Русского географического общества была организована в честь 150-летия со дня рождения академика В.А. Обручева в рамках проекта подготовки нового издания мини-энциклопедии путешественника "Путешествия по Байкала".

Маршрут экспедиции включал посещение западного и восточного побережья Северного Байкала в т. ч. мысов Турали (поющая песчаная дюна, которая снова начала петь при сильном ветре с моря), наблюдение медведей в естественных условиях, фотографирование и сбор информации о шаманском священном мысе эвенков - Хаманкит и губе Большой Самдакан.

Конец мая - это традиционное время выхода медведей на берег Байкала. Нынешняя весна выделяется особенно массовым присутствием медведей на побережье. Практически на каждом песчаном пляже в бухтах Северного Байкала отпечатков лап медведей можно увидеть больше, чем человеческих следов. По оценке егерей, на каждый километр побережья приходится по одному медведю, вышедшему из тайги в поисках пропитания на берег Байкала.

При осмотре скал священного мыса Хаманкит были обнаружены уникальные наскальные рисунки - петроглифы, ранее неизвестные и не упоминаемые ни в одной из научных публикаций о наскальной живописи Байкала. Обнаружение наскальных рисунков с пляшущими человечками на восточном побережье Северного Байкала, которые по композиции ромбовидных тел напоминают всемирно известные изображения пляшущих шаманов на скале Саган-Заба (западное побережье Байкала).

Настолько удивило меня, что прежде чем констатировать факт обнаружения новых древних писаниц на Байкале, я позвонил профессору А.В. Тиваненко в Улан-Удэ, автору научной монографии «Наскальная пиктографическая письменность Центральной Азии и Сибири», связался со знакомыми иркутскими археологами и пересмотрел все доступные мне научные и краеведческие публикации по этой теме, накопленные за последние десятилетия.

Они подтвердили, что эти рисунки науке неизвестны. Возможно, случайные редкие туристы или местные рыбаки видели их раньше, но не придали им большого значения, и поэтому информация об их местонахождение не попала в путеводители о Байкале, на карты достопримечательных мест для туристов и не дошла до ученых.

Обнаруженные рисунки нарисованы охрой и находятся под скальным козырьком на отвесной скале на высоте 15–22 метров над уровнем воды озера. Тропы по берегу в этом месте нет, отвесная скала обрывается прямо в воду, поэтому люди здесь бывают редко.

В группе рисунков отчетливо видны шеренги из 4–5 людей, которые двигаются колонной на зрителя; на самом крупном рисунке видно, что цепочка людей держится за руки. В этнографии народов Азии подобное изображение олицетворяет единение родо-племенной общины (яркий пример круговой бурятский танец – ёхор), в научных монографиях подобные петроглифы относят к понятию «родовая община».

Однако из-за большого возраста рисунков и их частичной размытости определить точно, что за процессия изображена на скале, трудно. Это может быть как сцена переселения народа, так и похоронная процессия, провожающая вождя в загробный мир; предположительно, эти рисунки могут относиться к таежной группе.

Вверху над рисунками изображен солярный знак в виде закругленного перечеркнутого ромба. Справа от колонны с шеренгами людей видно крупное изображение человека на полусогнутых ногах с ярко выраженным ромбовидным телом, практически одинаковое с изображением, как считается, танцующих шаманов на беломраморной скале Саган-Заба, удаленной от этого места почти на 300 км.

На скале также можно наблюдать большое количество вертикальных линий и тамгообразных знаков, которые, вполне возможно, могут оказаться полустертой от времени пиктографической письменностью или быть простыми засечками о количестве убитых медведей или морских зверей (нерп). Примечательно, что правильный перевод с эвенкийского языка названия этого мыса означает дословно хаман – «искусный стрелок», кит – «зверь», ламуды бэйнэ кит – «большой морской зверь».

Хаманкит – мыс, где искусные эвенкийские стрелки добывали большого морского зверя (нерпу). До строительства Иркутской ГЭС уровень Байкала был на 98 см ниже и в древности на больших валунах, выступавших из-под воды у подошвы мыса Хаманкит, эвенки могли охотиться на нерпу, у которой здесь было излюбленное лежбище.

Здесь проходило посвящение молодых охотников и их инициация, здесь, по преданиям, метали стрелы. В первых рукописных свидетельствах это священное место на Северном Байкале описывается как особо почитаемое эвенками шаманское место, по своей значимости подобное Скале-Шаманке на острове Ольхон.

В губе Хакусы ма­терик, густо поросший сосной, кедром, пихтой и березой, окаймлен 4-ки­лометровым песчаным пляжем, который упирается на юге в скальные гра­нитные столбы мыса Хаманкит. Мыс, по мифам эвенков, олицетворял могущественное божество Байкала – Дианду. Особенностью похожего на дугу каменного мыса Хаманкит (с эвенкийского – «утес стрел») является мощное и чистое эхо, подобного которому на Байкале нет.

Любопытно отметить созвучие имени эвенкийского божества славянской богине охоты Девана, которую древние славяне представляли в облике красавицы, одетой в богатую кунью шубу, отороченную белкою, с натянутым луком и стрелами, а также богине охоты Диане – одной из 12 богинь и богов Олимпа.

В энциклопедии Брокгауза и Ефрона, изданной в Российской империи (1890 г.), есть описание мыса: «Он считается у бурят и тунгусов священным местом. Между многими его скалами три более примечательны, они возвышаются над поверхностью озера на 30 саженей в виде 3 отвесных столбов, из которых один имеет сходство с колоссальной человеческой головой.

Инородцы первый столб считают за морского бога Дианду, а два других бесформенных столба – за низшие божества. Тунгусские шаманы ездят сюда на поклонение Дианде и приносят ему жертвы».

Составитель лоции Байкала Ф.К. Дриженко (1908 г.) записал от подлеморских эвенков: «В былые времена они занимались тем, что с лодок пускали стрелы вверх около этой пещеры, состязались, кто дальше пустит стрелу, потому и скала эта получила название Хаман-кит, что означает «Мыс стрел».

Жилище бога Дианду в пещере, к которому нельзя было приближаться». К. Риттер в «Землеведении Азии» (1879 г.) пишет: «Здесь, к югу от устья верхней Ангары, на восточном берегу (под 55° с. шир.) находится особенно чтимый утесистый мыс Святого моря – Шаманский мыс. Между множеством его скал особенно возвышаются три, подобно отвесным столбам, футов на 200 (около 30 сажень) над поверхностью озера.

Одна из них похожа на колоссальную человеческую голову, с саженным носом и глубокими, темными впадинами, похожими на глаза; в расселине, представляющей рот, гнездятся целые стаи морских ворон или бакланов (Pelecanus carbo), которых вообще водится множество на этом берегу Байкала. Два другие скалистые столба, из темного кварца роговиковой породы, не имеют столь определённой формы.

Тунгусы называют этот мыс Хаманрил и считают первый столб за морскаго бога Дианду, а два других столба за низших божеств. Оттого туземцы весьма чтут столб; шаманы ездят даже на поклонение Дианде, для того чтобы он воспретил морским волнам потоплять упавших в озеро тунгусов, чтобы он повелел волнам пригонять к берегу стада рыбы и т.п.».

Какая из скал на этом мысе считалась олицетворением эвенкийской богини Дианду, однозначно определить трудно, местные рыбаки и жители этого не знают. На большинстве современных фотографий, опубликованных в Интернете, это имя присвоено самой первой скале мыса (от губы Хакусы), имеющей отдаленное сходство с головой человека и получившей современное название от туристов «Папаха», если смотреть на берег со стороны моря. Однако, если внимательно присмотреться, у этой скалы есть противоречия с описанием подлинной скалы, олицетворяющей богиню Дианду.

Описываемая в старинных книгах скала Дианду высотой 30 саженей (1 сажень = 2,16 м); это значит, что скала должна быть высотой более 60 метров, а скала «Папаха» в действительности высотой всего около 20 метров. Скала должна отвесно обрываться в воду и иметь звонкое эхо, когда к ней подплываешь на лодке и громко обратишься с просьбой к духу. Скала «Папаха» не имеет эха и не обрывается в воду. У её подножия пляж из крупных камней, а у подножия скалы растут кедры.

Третье – у скалы Дианды, которая считается главной, есть рядом две второстепенных, а сама она напоминает изогнутую бровь красавицы. У скалы «Папаха» нет рядом перьеобразных второстепенных скал и никаких намеков на вогнутость и изогнутую бровь. Указанным характеристикам соответствует совсем другая скала на этом же мысе Хаманкит, но со стороны губы Большой Самдакан, на расстоянии около 800 метров от первой.

Она отвесно обрывается в воду, высотой более 60 метров, ее гребень изогнут, как бровь красавицы или тетива лука, скала имеет звонкое эхо; именно здесь мы нашли компактную группу наскальных рисунков. Местные жители утверждают, что на этой скале можно увидеть профиль девушки в монгольском головном уборе, однако при всей нашей фантазии и с разных ракурсов ничего отдаленно напоминающего контур девушки мы так увидеть и не смогли.

Какая из этих двух скал олицетворяла для эвенков богиню Дианду – скала «Папаха» в начале песчаного пляжа в губе Турали или скала со звонким эхом и древними иконостасом с загадочными петроглифами в губе Большой Самдакан, остается открытым вопросом.

Южнее мыса Хаманкит находятся губа Большой Самдакан и Малый Самдакан с великолепными песчаными пляжами, мыс Турали с при­метной скалой «Папаха», лагуна Турали с поющей дюной, скала Немнянда (пещерки) – одни из самых при­мечательных и посещаемых природных объектов, прилегающих к местности Хакусы.

Найденные рисунки теперь могут стать одной из главных исторических достопримечательностей Северного Байкала, и им необходимо присвоить статус памятника истории.

Источник: Новости Мира Археологии

Цитата

По вещам узнают их хозяина
Японская пословица