Главная История России С.М.Соловьев. История России с древнейших времен. С.М. Соловьев. История России с древнейших времен. Том 4. Глава третья. Внутреннее состояние русского общества от кончины князя Мстислава Мстиславича Торопецкого до кончины великого князя Василия Тёмного (1228-1462) (часть 65)
История
Книги
Новости
2013
1234567
2012
312
Наша кнопка


HistoryLine.Ru logo

Статистика


Глава третья. Внутреннее состояние русского общества от кончины князя Мстислава Мстиславича Торопецкого до кончины великого князя Василия Тёмного (1228-1462) (часть 65)

В Новгороде Великом в 1385 году установлено было следующее: посадник и тысяцкий судят свои суды по русскому обычаю, по целованью крестному, причем обе тяжущиеся стороны берут на суд по два боярина и по два мужа житейских. Суд иногда отдавался на откуп: так, в первой дошедшей до нас договорной грамоте новгородцев с князем Ярославом встречаем известие, что князь Димитрий с новгородцами отдал суд бежичанам и обонежанам на три года; в 1434 году великокняжеский наместник в Новгороде продал обонежский суд двум лицам - Якиму Гурееву и Матвею Петрову. Мы видели, что в Псковской судной грамоте при спорах о землевладении четырех - или пятилетняя давность решала дело, но в одной грамоте Иоанна III, 1483 года, есть указание на закон великого князя Василия Димитриевича, которым давность определена в 15 лет.

Вот картина гражданского суда, как он производился в описываемое время. Пред судьею являются двое тяжущихся: один - монах Игнатий, митрополичий посельский, другой - мирянин, землевладелец, Семен Терпилов. Игнатий начал: "Жалоба мне, господин, на этого Сеньку Терпилова: косит он у нас силою другой год луг митрополичий, а на лугу ставится 200 копен сена, и луг тот митрополичий исстарины Спасского села". Судья сказал Сеньке Терпилову: "Отвечай!" Сенька начал говорить: "Тот луг, господин, на реке на Шексне - земля великого князя, а тянет исстари к моей деревне Дорофеевской, а кошу тот луг я и сено вожу". Судья спросил старца Игнатия: "Почему ты называешь этот луг митрополичьим исстари Спасского села?" Игнатий отвечал: "Луг митрополичий исстари: однажды перекосил его у нас Леонтий Васильев, и наш посельский с ним судился и вышел прав; грамота правая у нас на тот луг есть, а вот, господин, с нее список пред тобою, подлинная же в казне митрополичьей, и я положу ее пред великим князем". Судья велел читать список с правой грамоты, и читали следующее: Судил суд судья великой княгини Марфы, Василий Ушаков, по грамоте своей государыни, великой княгини. Ставши на земле, на лугу на реке Шексне, перед Василием Ушаковым, митрополичий посельский Данило так сказал: "Жалоба мне, господин, на Леонтия Васильева сына; перекосил он пожню митрополичью, ту, на которой стоим". Судья сказал Леонтию: "Отвечай!" Леонтий начал: "Я, господин, эту пожню косил, а межи не ведаю; эту пожню заложил мне в деньгах Сысой Савелов: а вот, господин, тот Сысой перед тобою". Сысой стал говорить: "Эта пожня, господин, моя; заложил ее Леонтию я, и указал я ему косить по те места, которые Данило называет своими; до сих пор моей пожне была межа по эти места. А теперь, господин, вели Даниловым знахарям указать межу; как укажут, так и будет, душа их поднимет, а у меня этой пожне разводных знахарей нет". Судья спросил митрополичьего посольского Данила: "Кто у тебя знахари на эту пожню, на разводные межи?" Данило отвечал: "Есть у меня, господин, старожильцы, люди добрые, Увар, да Гавшук, да Игнат; а вот, господин, эти знахари стоят перед тобою". Судья обратился к Увару, да к Гавшуку, да к Игнату: "Скажите, братцы, по правде, знаете ли, где митрополичьей пожне с Сысоевою межа? поведите нас по меже!" Увар, Гавшук и Игнат отвечали: "Знаем, господин; ступай за нами, мы тебя по меже поведем". И повели они из подлесья от березы да насередь пожни к трем дубкам, да на берег по ветлу по виловатую, по самые разсохи, и тут сказали: "По сих пор знаем: это межа митрополичьей пожне с Сысоевою". Судья спросил Сысоя: "А у тебя есть ли знахари?" Сысой отвечал: "Знахарей у меня нет: их душа поднимет". Тогда обоим истцам назначен был срок стать перед великою княгинею у доклада; посельский Данило стал на срок, но Сысой не явился, вследствие чего Данилку оправили и пожню присудили к митрополичьей земле; а на суде были мужи: староста арбужевский Костя, Иев Софрон, Костя Савин Дарьина, Лева Якимов, Сенька Терпилов.

Когда прочли правую грамоту, судья спросил у Сеньки Терпилова: "Ты написан в этой грамоте судным мужем; был ли такой суд Леонтию Васильеву с митрополичьим посельским Данилкою об этом лугу, и ты был ли на суде?" Сенька отвечал: "Был такой суд, и я был на нем в мужах, а все же исстари этот луг - земля великого князя моей деревни Дорофеевской". Судья спросил у старца Игнатия: "Кроме вашей правой грамоты есть ли у тебя на этот луг иной довод? Кто знает, что этот луг митрополичий исстарины и Сенька Терпилов косил его два года?" Игнатий отвечал: "Ведомо это людям добрым, старожильцам: Ивану Харламову, да Олферу Уварову, да Малашу Франику, да Луке Давидову, а вот эти старожильцы, господин, перед тобою". На вопрос судьи старожильцы подтвердили показание Игнатия и сказали: "Поезжай, господин судья, за нами, и мы отведем межу этому лугу с великокняжеской землею". И повели Игнатьевы старожильцы с верхнего конца, с ивового куста из подлесья на голенастый дуб, на вислый сук, к реке Шексне на берег, и сказали: "С правой стороны земля великокняжеская, а с левой луг митрополичий". Тогда судья спросил у Сеньки Терпилова: "А ты почему зовешь этот луг великокняжеским, кому это у тебя ведомо?" Сенька отвечал: "Ведомо добрым людям, старожильцам трех волостей, и вот, господин, эти старожильцы перед тобою". На вопрос судьи старожильцы подтвердили показание Сеньки и повели судью также показывать настоящие межи. Но Игнатьевы старожильцы сказали судье: "Эти Сенькины старожильцы свидетельствуют лживо и отводят луг митрополичий безмежно. Дай нам, господин, с ними целованье: мы целуем животворящий крест на том, что луг этот исстари митрополичий". Сенькины старожильцы также сказали: "Целуем животворящий крест на том, что луг этот великокняжеский исстари". Тогда судья сказал, что доложит государю, великому князю всея Руси, перед которым велел старцу Игнатию положить свою правую грамоту.

Цитата

Загони змею в бамбуковую трубку — она и там будет извиваться
Китайская пословица