Главная История России С.Ф. Платонов. Полный курс лекций по русской истории Вопрос об ограничениях. Часть 2
История
Книги
Новости
2013
1234567
2012
312
Наша кнопка


HistoryLine.Ru logo

Статистика


Вопрос об ограничениях. Часть 2

Итак, если бы об ограничениях 1613 г. существовали только известия XVIII в., мы не дали бы им веры и воспользовались бы ими только для характеристики политического умонастроения тех кругов русского общества, которые подготовили "затейку" с пунктами 1730 г., а также ее падение. Возникновение предания о записи царя Михаила мы в таком случае объясняли бы неумением деятелей петровской эпохи понять соправительство Михаила с Земским собором иначе, как результат формального ограничения верховной власти, и притом ограничения по известному образцу. Но в данном случае вопрос осложняется тем, что о боярском ограничении власти М. Ф. Романова говорят два его современника — анонимный автор псковского сказания о смуте и известный Котошихин. Над тем, что они говорят, стоит остановиться.

Псковское сказание "о бедах и скорбех и напастех" давно уже оценено С. М. Соловьевым и А. И. Маркевичем. Однако и теперь физиономия этого памятника недостаточно ясна. Автор сказания неизвестен; не поддается определению и самая среда, к которой он принадлежал. Сделано лишь то наблюдение, что он не тяготел к высшим кругам, псковским или московским, и писал "в духе меньших людей, в духе собственно псковском, с сильным нерасположением к Москве, ко всему, что там делалось, преимущественно к боярам, их поведению и распоряжениям". К этим словам С. М. Соловьева следует добавить, что местная "собственно псковская" тенденция сказателя не была политической и не переходила в сепаратизм. Его протест был направлен против московских бояр как представителей высшего социального слоя, политически и экономически вредного одинаково для Пскова и Москвы — для всего русского народа. Демократическое настроение автора ведет его к крайностям и несправедливости. Раз дело касается "владущих", он готов на всякие обвинения и подозрения. Бояре Шуйские, по его мнению, злодейски погубили кн. М. В. Скопина-Шуйского; затем другие "от боярского роду" возненавидели "своего христианского царя" и стали желать царя "от поганых иноверных", чем и погубили Москву; при освобождении Москвы от поляков "древняя гордость" боярина кн. Д. Т. Трубецкого, не желавшего помочь Пожарскому, чуть было не помешала успеху дела. Стоявшие с Трубецким под Москвой "рустии бояре и князи", несмотря на горький опыт с Владиславом, снова умыслили призвать иноземного царя и дважды посылали за ним в Швецию, "и не сбысться их злый боярской совет", потому что "избрали ратные люди и все православные на Московское государство царем" М. Ф. Романова. Когда, не ожидая результата посольства в Швецию, тотчас по взятии Москвы собрались русские и стали говорить: "Не возможно нам пребыти без царя ни единого часа", — то владущие и на соборе завели речь об иноземце: "И восхотеша начальницы паки себе царя от иноверных, народи же и ратнии не восхотеша сему быти". Таким образом, до воцарения Михаила Федоровича бояре, руководившие властью, приводили народ к бедам и гибели. При Михаиле пагубная деятельность владущих продолжалась, но из сферы политической она перешла в сферу административно-хозяйственную. Вот как представляет ее себе автор: так как новый государь был молод и не имел "еще толика разума, еже управляти землею", то "не без мятежа сотвори ему державу враг дьявол, возвыся паки владущих на мздоимание". Владущие снова стали кабалить себе народ, "емлюще в работу сильно собе" трудовое население, возвращавшееся из плена и бегов: они уже забыли прежнее "безвремяние", когда "от своих раб разорени быша". Не боясь царя, они "его царьская села себе поимаша", так как государь не знал своих земель вследствие пропажи писцовых книг, "яко земские книги преписания в разорение погибоша" <<*Дворцовые села и земли действительно были расхищаемы в смутное время, но уже в начале 1613 г. началось их обратное движение во дворец. Собор 1612—1613 гг. постановил "отписывать дворцовых сел пашенных и посошных и оброчных", и "отпищики посланы". Таким образом, хищениям полагали конец. Но при царе Михаиле законным порядком, и преимущественно в мелкую раздачу, стали снова, и притом усиленно, тратить дворцовый земельный фонд (см.: Готье Ю. В. "Замосковный край в XVII веке". М., 1906. С. 320—326). Это обстоятельство по-своему и освещает автор псковского сказания. Надобно заметить, что и в других псковских летописях бояре обличаются в присвоении земель: "А селы государевы розданы боярам в поместья, чем прежде кормили ратных", — говорится под 1618 г. в первой псковской летописи. Интересно, что здесь князь И. Ф. Троекуров представляется злодеем, тогда как в разбираемом псковском сказании ему высказывается похвала: так мало знали во Пскове московских бояр.>>. В то же время, умалив хищничеством государевы доходы, они понудили царя к увеличению податных тягот: "На государевы и государственные расходы брали со всей земли как обычные оброки и дани, так и экстренную пятую деньгу, пятую часть имения у тяглых людей"; на "царскую потребу и расходы" шли даже и те доходы, из которых прежде "государь царь оброки жаловаше", т. е. давал жалованье служилым людям (предполагаем, "четвертчикам". Своекорыстно отнеслись бояре и к тому случаю, когда под Москву явились "нецыи вои, в Поморьи суще, бяху грабяще люди". Отстав от грабежа и сознав свою вину, эти вои-казаки пожелали идти на помощь Пскову, будто бы осажденному тогда шведами, — "и приидоша к царствующему граду и послаша к царю о собе". И вот, "слышав бояре, начаша советовати собе, как сии волныя люди собе поработити, понеже наши рабы прежде быша, а ныне нам сильны быша и не покоряхуся; и призваше во град голов их, яко до треисот... и переимаша их и перевязаша, а на прочих ратию изыдоша и разгромиша их и многих переимаша, а достальных 15000 в Литву отъехаша". В этом рассказе дело идет, очевидно, об известном походе воровских казаков к Москве и о поражении их князем Лыковым на реке Луже, причем событие излагается с точки зрения казачьей, "воровской", т. е. так, как изложил бы его участник воровского похода, желавший его оправдать и даже идеализировать. Не говоря уже о том, что казачий приход под Москву произошел за несколько месяцев ранее шведской осады Пскова, самые обстоятельства похода и правительственной репрессии переданы совсем неверно, с наивной тенденциозностью, идущей во что бы то ни стало против владущих бояр. Бояре, жадно и злобно хватающие себе царские земли и рабочих людей, разоряющие царя, государство и народ, представляются автору главным, даже единственным, пожалуй, злом его современности, на которое направлена вся сила его обличения. Мы готовы, поэтому, вспомнив казачьи речи смутной эпохи против "лихих бояр", счесть казаком и самого автора сказания. Но это не будет верно, так как наш автор не с казаками, а против казаков. Говоря о казачьем восстании при В. Шуйском, он характеризует восставших как "не хотящих жити в законе божии и во блазей вере и в тишине, но в буйстве и во объядении и во упоминании и в разбойничестве живуще, желающе чюжаго имения и приступльших к литовским и немецким людем". Для него казаки — "яко полстии зверие от пустыня": вот почему пскович, вооруженный против бояр, не может быть поставлен в казачьи ряды. Он — земский, только глубоко простонародный человек. Он видит в царе Богом избранную для воссоздания старого порядка власть, в которой "Бог воздвиже рог спасения людей своих", — и, когда около "блаженного", "зело кроткаго, тихаго" царя совершается зло и неправда, автор может объяснить это только боярским умыслом. Отозвали хороших воевод от Смоленска, а послали плохих и проиграли дело, — это вина бояр: они это сделали, они скрывали от царя неудачу, они не допускали к царю вестников: "Сицево бе попечение боярско о земли Русской!". Осадили шведы Псков, во Пскове стал голод, к царю "много посылаша из града о испоручении", — бояре скрывали от царя вести и вестников, "людские печали и гладу не поведаху ему", и Псков не получил помощи: "Сицево бе попечение боярско о граде!" Расстроился брак царя с Хлоповой, затем умерла его первая жена, — во всем виноваты бояре: "Все то зло сотворится от злых чаровников и зверообразных человек", — которые "гнушахуся своего государя и гордяхуся". Кого именно из бояр разуметь виновниками зла на Руси, автор сказания, по-видимому, точно не знал. Таков для него и князь Д. Т. Трубецкой, надменный "древнею гордостью" боярин; таковы же для него "царевы матери племянники", Салтыковы, которые "гнушались" своего государя и не хотели "в покорении и в послушании пребывати"; таковы же "под Москвою князи и бояре", призывавшие шведского королевича на московский престол; таковы же думцы царя Михаила Федоровича, не пославшие помощи под Смоленск и Псков. Для нас Трубецкой, Салтыковы, Пожарский с "князьями и боярами" под Москвой и в Ярославле князь Мстиславский с "товарищи", бывшие в думе царя Михаила с начала его царствования, — все это разные круги, направления и репутации. Для автора псковского сказания все эти люди — один "окаянный и злый совет", в котором он не различает партий и направлений. Всякий, кто в данное время пользуется, по выражению Грозного, "честию председания", тот для нашего автора и есть "владущий", стоящий у власти и злоупотребляющий ею. С демократических низов своего псковского мира автор готов был во всем подозревать всякого "владущего" в далекой Москве.

Цитата

От всего можно спастись, лишь от смерти не спасешься
Японская пословица